Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 195220, Санкт-Петербург, Гражданский пр., д. 22, офис 208 (бизнес-центр "Гражданский 22")
  • +7 (812) 655-02-14
  • deputatamosov@gmail.com

Пресс-центр


Программа "Особое мнение" 14 мая 2019 года

Программа "Особое мнение" 14 мая 2019 года Программа "Особое мнение" 14 мая 2019 года Программа "Особое мнение" 14 мая 2019 года

Количество просмотров: 96

Ведущая программы: Александра Петровская

В гостях: Михаил Амосов, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

А. Петровская― 11 часов 7 минут на часах в студии «Эха». У микрофона Александра Петровская. Это программа «Особое мнение», и своё особое мнение сегодня выскажет депутат ЗакСа Михаил Амосов. Михаил Иванович, здравствуйте.

М. Амосов― Здравствуйте.

А. Петровская― Я напомню средства связи со студией. СМС-портал +79312915800. Также у нас работает Youtube-трансляция на канале «Эхо Москвы в СПб», где можно смотреть, слушать, комментировать, задавать вопросы и общаться в чате. Михаил Иванович, возможно, я ошибусь, но я, по-моему, не видела каких-то публичных заявлений с вашей стороны о ситуации вокруг травли Максима Резника. Или я ошибаюсь?

М. Амосов― Да, таких заявлений не было.

А. Петровская― То время, чтобы высказать своё мнение на этот счёт.

М. Амосов― Я, честно говоря, не очень слежу за этой ситуацией. Я, может быть, хотел бы два слова сказать вообще о том, что происходило в последнее время, начиная с 1 мая, в нашем городе.

А. Петровская― Да, но к этому мы подойдём, просто уже сейчас всё сосредоточилось на Максиме Львовиче.

М. Амосов― Ну, вот давайте начнём с 1 мая, с Максима Львовича.

А. Петровская― Хорошо, давайте.

М. Амосов― Дело в том, что я тоже был участником демонстрации первомайской, которая была так вот… неправильно прекращена, скажем так. И там был такой эпизод, когда задержали Максима Резника. Вот как раз я и депутат Трохманенко, в общем-то, пошли добиваться его освобождения. И мы добились этого освобождения. То есть, я попросил старшего офицера, полковника, как я опознал по погонам, попросил его с нами переговорить, нас пропустили через кордон, и через 15 минут Резник был освобождён. У меня сложные отношения с Максимом Львовичем Резником, поскольку нас разделяет история 2011 года, когда я был лишён депутатского мандата. Но я готов и дальше подставлять плечо Резнику тогда, когда его несправедливо подвергают репрессиям власти.

Если говорить о ситуации, то, что я знаю — я не очень слежу, честно говоря — но мне кажутся совершенно недопустимыми идеи о том, что депутата можно лишать депутатского мандата за его позицию. Такая точка зрения была высказана, насколько я знаю, в средствах массовой информации – о том, что давайте вообще лишим Резника депутатского мандата, потому что он недостоин. Это неправильно, потому что кто бы как ни относился к депутатам, состоялись выборы – извольте терпеть срок, на который были выбраны эти люди. Если нет, конечно, там уголовных преступлений. А за позицию никто наказывать не может. Для того и существует парламент, чтобы там были разные позиции.

Второе. Есть идея лишить Резника полномочий председателя Комиссии по образованию, науке и культуре. Надо понимать, что, конечно, этот пост он получил благодаря, скажем так, особым отношениям с Вячеславом Серафимовичем Макаровым, что мне не совсем нравится – такие особые отношения между оппозиционным депутатом и председателем «Единой России» в Санкт-Петербурге. Но, тем не менее, я считаю, что лишать этого поста Резника не надо, потому что это ухудшит работу этой комиссии. Я могу наблюдать за тем, как он там работает, и я могу сказать, что от него там есть польза.


А. Петровская― Что касается…

М. Амосов― Что касается того, что происходит в интернете, в СМИ – по большому счёту, а как мы можем на это влиять? Никак. Это издержки нашей профессии. Политиков. Мы можем все подвергнуться такого рода атакам.

А. Петровская― То есть, вы, например, готовы к тому, что такая травля может перейти и на вас?

М. Амосов― Да. Я неоднократно сталкивался с неверным пониманием моей позиции, с какими-то ложными утверждениями в мой адрес и так далее. Это издержки нашей профессии политиков.

А. Петровская― Но всё-таки, Михаил Иванович, одно дело – это неверная трактовка вашей позиции, а другое дело – это съёмки камерой, некое вторжение в личную жизнь и прочее, и прочее. То, что как-то уже переходит границы просто «разных позиций», понимания-непонимания.

М. Амосов― Да, я с этим не согласен. Я считаю, что это неправильно. Если выяснится, что за этим стоят какие-то политики, это будет очень прискорбно.

А. Петровская― А у вас есть предположения, кто за этим может стоять? Или вы считаете, что это просто инициатива отдельных средств массовой информации?

М. Амосов― Не могу судить. Во всяком случае, я скажу, что я готов защищать Максима Львовича Резника от несправедливых нападок. Что, собственно, я и делал 1 мая.


А. Петровская― Вы сказали про особые отношения с Вячеславом Серафимовичем Макаровым. Я хотела вас спросить, как вам кажется — если, опять же, я не ошибаюсь, возможно, что-то я упустила — почему мы тоже не слышали каких-то особых слов поддержки в адрес Максима Резника?

М. Амосов― Не знаю. Это вопрос к Макарову, не ко мне. У меня с Вячеславом Серафимовичем ровные деловые отношения, я уважаю его как председателя Законодательного Собрания. Но когда, вообще-то, были выборы председателя Законодательного Собрания, я выставлял свою кандидатуру против Макарова, поскольку я считал, что по-другому надо руководить Законодательным Собранием. Поэтому вопросы к Макарову – это вопросы к Макарову.

А. Петровская― Каждого личное дело. Хорошо. Что касается временно исполняющего обязанности губернатора, как вам кажется, здесь, может быть, с политической, полит-технологической точки зрения, нужно какое-то заявление сделать со стороны Смольного и по ситуации 1 мая, и по ситуации вокруг истории с Максимом Резником?

М. Амосов― Смотрите. Ещё два комментария по 1 мая. Там был представитель Смольного, на демонстрации, и, вообще-то говоря, у меня не сложилось впечатления, что она отдавала распоряжения полиции. Потому что, когда я несколько раз к ней обращался, она говорила: «Полиция действует самостоятельно». И, вообще говоря, эти действия были, на мой взгляд, неправильными. Потому что, опять же, я считаю, что нельзя людей задерживать за то, что у них какие-то лозунги, плакаты. Если вы считаете, что это нарушает законодательство – докажите это в суде. Но так вот их хватать – это совершенно неправильно.

И, собственно говоря, вот это спровоцировало в какой-то момент то, что часть участников шествия приняла решение остановиться на Невском проспекте. Я с этим был не согласен. Я прямо могу сказать, что я уговаривал продолжить движение, но у этого была затравка в виде совершенно неверных действий полиции, которая провоцировала некую скандальность ситуации. И после того, как остановилась колонна, было понятно, что рано или поздно это закончится разгоном этой колонны. Потому что она не может там вечно стоять.


В целом я могу сказать, что у меня сложилось впечатление, что руководство осуществлялось по линии полиции. Во всяком случае, мне показалось, я не могу это утверждать, но тот офицер, с которым мы разговаривали с депутатом Трохманенко, связывался, как мне показалось, с Москвой и, по-видимому, это происходило по полицейской линии. Мне вообще это кажется не совсем правильным, или даже совсем неправильным, потому что полиция вообще-то должна помогать демонстрантам, а не мешать им. Поэтому если говорить о том, какова здесь роль Беглова, я не знаю.

А. Петровская― Нет, речь не о том, какова роль Александра Дмитриевича в этой истории. Речь о том, что в целом это выглядит как не очень позитивный и для предвыборной кампании момент, и вообще для города. Как бардак какой-то! Согласованное шествие, всех хватают, куда-то тащат и так далее, и так далее. Те видео, которые мы могли наблюдать на Youtube, они говорят о том, что безобразие какое-то.

М. Амосов― Да. Безобразное задержание Шуршева – это верх вообще непрофессионализма полиции.

А. Петровская― Вопрос здесь к Александру Дмитриевичу Беглову, как к главе города – ну как же так, такой беспорядок творится? В этом смысле.

М. Амосов― Я считаю, что политики по этому вопросу должны высказываться. Вот я на эту тему высказался, направил коллективное обращение депутатов в прокуратуру. Есть заявление от «Движения демократического обновления», в котором я имею честь состоять. Это большая группа людей, которые ушли из «Яблока» осенью прошлого года. Из петербургского «Яблока». Правление «Движения демократического обновления» приняло на эту тему заявление, я с ним согласен. Ну а Беглов не принял такого для себя решения, как-то высказываться. Молчание – это тоже позиция. Понимаете? В политике это тоже позиция. Поэтому картина такая.


А. Петровская― Хорошо. Продолжая различные позиции, давайте ещё поговорим про ситуацию вокруг парка в устье реки Смоленки и обещаний. Много довольно обещаний сегодня идёт от Александра Беглова, и одно из таких обещаний, причём реализованных, как казалось, и поставлена точка в этой истории вроде как была – это парк в устье реки Смоленки. И сегодня становится известно, в частности, «МР7» пишет, что Смольный не отказался от строительства отеля в устье Смоленки, власти города ведут переговоры с инвестором. Вот как воспринимать, как вообще тогда верить остальным обещаниям? Или это истории разные, они все разноположены, их не надо объединять.

М. Амосов― Конечно, каждая история индивидуальна. Если говорить конкретно об этой ситуации, то там ведь есть закон «О зелёных насаждениях общего пользования», в который внесена… Он что собой представляет, он представляет собой список тех садов, скверов, парков, бульваров, которые находятся под охраной городского закона – собственно, вот этого закона. Без ложной скромности скажу, что в 2007 году я был как раз инициатором принятия этого закона. И мы получили, я считаю, очень интересный механизм, которого нет в других субъектах федерации, в других городах, по защите наших зелёных насаждений.

Так вот, зимой была проголосована поправка, фактически с этим согласились все фракции, о том, чтобы вот эту территорию в устье Смоленки, где реально существует стихийно возникшее зелёное насаждение, чтобы ей придать вот этот статус зелёных насаждений общего пользования. Теперь, чтобы что-то изменить, недостаточно позиции Беглова. Здесь нужна позиция депутатов.

Проблема заключается в том, что у нас в парламенте слишком большое представительство «Единой России», потому что на прошедших выборах, которые были в 2016 году, оппозиция не смогла договориться о разводке в одномандатных округах. То есть, в одномандатных округах шли представители разных политических партий, скажем, демократической направленности – «Яблоко», «Партия Роста», «Справедливая Россия», ещё были коммунисты. И в этих условиях, конечно, все одномандатные округа, кроме одного, забрала «Единая Россия». Поэтому на самом деле число сторонников «Единой России» по голосованию, по партийным спискам – не половина в нашем городе, а меньше. Но вот эта часть депутатского корпуса, а это половина, которую «Единая Россия» получила за счёт одномандатных округов, оставляет этот вопрос в их руках.

От себя я могу сказать, что я твёрдо обещал, и это обязательно выполню, не отступать по этому вопросу. Я считаю, что парк в устье Смоленки должен быть. И я вносил соответствующие поправки, инициативы, и другие депутаты вносили. Мы все договорились о том, что мы делаем этот парк. Я не думаю, что правильно пересматривать.

Что нужно было бы сделать Смольному, потому что они попали в непростую ситуацию: у них есть инвестор, с которым они как-то договорились и так далее. Нужно договариваться о компенсации, о какой-то мене, о том, чтобы был какой-то другой земельный участок интересный предоставлен. Это вопрос, прежде всего, к представителям Комитета по инвестициям, к другим людям из Смольного, чтобы они такую работу проделали. Потому что изменить решение – это самое простое.

А. Петровская― Я не очень поняла, ещё раз можно уточню. Получается, что есть какая-то, скажем, разница позиций между большинством «Единой России» и Смольным? Так вы имеете в виду?

М. Амосов― Губернатор ведь подписал этот закон. Понимаете?

А. Петровская― Да.

М. Амосов― Поэтому сказать, что разница позиций между Бегловым и Макаровым в этом вопросе – это нельзя так сказать. Но, может быть, эта позиция меняется. Может быть, она меняется и у фракции «Единая Россия» в ЗакСе, и у Смольного. Может быть, они здесь будут действовать вместе и изменят этот закон. Остановить мы их не сможем, но наша позиция, моя позиция — другая.

А. Петровская― В данном случае, если эти мнения не совпадут, это будет в какой-то мере ударом по предвыборной кампании Александра Дмитриевича Беглова? Нет? Обещали – не получилось. Как вы считаете?

М. Амосов― Наверное, да. Я ещё раз скажу, что мне кажется, что нужно искать другое решение. Это было бы правильно.

А. Петровская― Хорошо. Давайте тогда пойдём дальше, к выборам, скажем так, поближе. В частности, названы регионы России с наибольшим запросом на смену губернаторов. Самый низкий рейтинг, например, у главы Коми, Севастополя, Архангельской области, Ингушетии, а Петербурга нет в числе этих регионов, где есть запрос в первую очередь на смену власти. Как вам кажется, это свидетельствует о том, что, в общем, вопрос довольно понятный с выборами? То есть, будет поддержка действующему губернатору, сегодня действующему. Или всё-таки…

М. Амосов― По-моему, он не очень понятный.

А. Петровская― То есть, вам кажется, есть перспективы для различных кандидатов.

М. Амосов― Что значит «наибольший», что значит «не очень большой запрос»? Мы же не знаем этих… Нам же цифры-то никто не дал, понимаете. Ну, наверное, есть регионы, где вероятность поражения кандидата «Единой России» больше, чем в Петербурге. Вот всё, что мы узнали из этого сообщения.

А. Петровская― Хорошо. Тогда как вы оцениваете… Сейчас к вам перейдём…Вначале шансы временно исполняющего обязанности губернатора. Он, правда, к слову сказать, ещё не говорил, что пойдёт, но все уже за него, видимо, решили, что он в этом списке окажется. Речь про Александра Беглова.

М. Амосов― Тут уж, как говорится, всем понятно, что Александр Дмитриевич Беглов, конечно, будет выдвигаться на пост губернатора. Всё говорит об этом. Как готовится к этому вопросу Смольный и, кстати говоря, серьёзные шаги, которые предпринимаются. Часто говорят: «А зачем нам выборы?». Есть такая позиция: «Вы нам дайте чистые стерильные выборы, вот тогда уж мы пойдём голосовать». Я хочу сказать, что чистые стерильные выборы надо завоевать. И чтобы их завоевать, надо в них участвовать.

От выборов вообще, от любых, даже не от стерильных и не очень чистых, есть очень большая польза. Я вам приведу два примера. Осенью прошлого года обсуждался бюджет Санкт-Петербурга на 2019 год, и я выступил против проекта закона о бюджете с трибуны Законодательного Собрания. И один из главных мотивов, о котором я говорил очень, я думаю, убедительно… Это происходило всё, между прочим, в присутствии Беглова… Это было то, что мы очень мало как город тратим на строительство метро.

Вот такая цифра: 2%, меньше 2% от бюджета тратим мы, и 7%, а бывало и больше, тратит Москва. Но с учётом того, что наш бюджет гораздо меньше, чем в Москве, да и население у нас меньше почти в 3 раза, если взять ещё непрописанных, незарегистрированных москвичей, их там несколько миллионов, то это в 3 раза. Так вот, получается, что мы тратим 13 миллиардов рублей, а Москва – 190. Ну не должно быть такой разницы!

Понимаете, это просто невероятно, до чего довела «Единая Россия» метростроительный комплекс. Исполнительная власть занимается «Ленметростроем», который они держат просто на голодном пайке, мордуют их, а в это время Москва нанимает тот же наш «Ленметрострой», чтобы у них работали, китайских подрядчиков и так далее. Понимаете, к чему я это говорю? Моё выступление, какие-то другие публикации и так далее, приближающиеся выборы – всё это подвигло Александра Дмитриевича Беглова сделать заявление, что мы в корне поменяем политику в метростроении. Я считаю, что огромная наша задача – чтобы это не осталось просто словами и чтобы не получалось так, как получается, похоже, с парком на Смоленке.

А. Петровская― Теперь и не знаешь, как жить!

М. Амосов― Нет, если мы будем последовательны, если это будет обсуждаться в СМИ, если это будет выложено на стол во время избирательной кампании, если дойдёт до детализации, до более точных обещаний – то это будет сделано.

Или другая история. Много лет обсуждалась сюжетная линия с судейским кварталом о том, что «давайте реализуем старую идею архитектора Баранова о том, чтобы там был центральный городской парк». Ну, хорошо, в полном объёме идею Баранова не реализовать, потому что грандиозный проект у него был, вплоть до Финского залива. После Второй мировой войны он это предлагал сделать, как главный архитектор города. Нет, мы будем тут… То жильё, то Судебный квартал. Наконец, это состоялось.

А. Петровская― Опять же, перед выборами.

М. Амосов― Опять же, перед выборами! Так понимаете, какая большая польза от выборов? Почему, потому что… Теперь возвращаясь к шансам Беглова. Конечно, действующий глава исполнительной власти — почти всегда первый претендент. Это во всём мире. Я могу вам сказать, я три раза переизбирался в одном и том же избирательном округе на Гражданке, когда там были только одномандатные выборы. Ну конечно, у меня были преимущества перед всеми моими соперниками, когда я шёл на эти выборы, потому что я занимался округом, я знал городскую проблематику, мне было что предъявить.

Поэтому любой глава исполнительной власти, тем более, у него ещё больше возможностей, чем у депутата, тем более, оппозиционного, каким я почти всегда и был – конечно, у него гандикап огромный. Плюс ещё возможности ограничивать доступ к теле-эфирам и так далее. Поэтому, конечно, первый кандидат – это Беглов, но я могу вам сказать, что выборы не выиграны, нет. Это будет процесс, и, вообще говоря, мы не знаем, кто станет губернатором в сентябре этого года.

А. Петровская― Вы претендуете, по крайней мере, на шанс войти в шорт-лист, как мы его называем. Тот, который окажется на руках у избирателей 8 сентября, как минимум, туда нужно ещё попасть. Вам, в частности, для этого нужно собрать довольно внушительное количество подписей.

М. Амосов― Да. 77 тысяч подписей избирателей. Что зависит от меня и от избирателей.

А. Петровская― И плюс ещё…

М. Амосов― И плюс ещё муниципальные подписи, что зависит не от меня, а от каких-то высших сил. В этом смысле, если говорить о муниципальных подписях, мы все находимся в ситуации, когда подписями муниципальных депутатов управляет «Единая Россия» почти полностью. И в этом смысле, кто будет допущен в бюллетень — решает, к сожалению, сама власть. Мы все хотим повторить подвиг Навального, я бы так сказал, который, будучи неугоден московским властям, тем не менее, когда-то оказался соперником Собянина. Там, кстати, был ещё мой старый добрый знакомый Сергей Сергеевич Митрохин. В таком же положении.

А. Петровская― Между прочим, к этой истории с Собяниным и Навальным. В том же опросе, который говорит о том, что Петербург не является среди приоритетных регионов, где есть запрос на смену власти, там же есть обратная сторона – какой город лидер по числу сторонников действующего главы города. Так вот, это Москва. Поэтому там немножко всё-таки ситуация другая, стабильность Сергея Собянина, она…

М. Амосов― Я должен вам сказать, на самом деле, если мы вернёмся к тому же Собянину, когда он пришёл к власти, ситуация со строительством того же метро и с решением многих других проблем в Москве была совсем другая. Поэтому Собянин принял эти решения, изменил политику по сравнению с тем, что делал Лужков, тоже под воздействием выборов. Потому что он понимал, что ему нужно будет выигрывать у Навального, у Митрохина, у других людей.

А.Петровская― Михаил Иванович, прервёмся на московские новости и вернёмся в Петербург через пару минут.

НОВОСТИ

А. Петровская: 11―35, мы продолжаем «Особое мнение» депутата ЗакСа Михаила Амосова. Михаил Иванович, мы с вами прервались на московские новости, как раз обсуждали Москву. Давайте в Петербург вернемся, и к нашему муниципальному фильтру, который, как вы сказали, в руках «Единой России». Тем не менее, как я понимаю, вы говорили о том, что у вас есть надежда, что именно ваша кандидатура через этот фильтр пройдет.

М. Амосов― У меня надежды, наверное, ровно столько же, сколько у всех остальных. Я, честно говоря, больше думаю о проблеме сбора подписей граждан. Я считаю, что вообще говоря, это некий подарок для меня, что я должен заниматься сбором подписей граждан, в отличие от каких-то других кандидатов, которые могут выдвинуться от парламентских партий. Поскольку я ушел из партии «Яблоко», то не могу воспользоваться этим механизмом и должен собрать 77 тысяч подписей избирателей.

Однажды я такую вещь проделал. В 2003 году я баллотировался, и тогда главным соперником, и лидером, была Валентина Ивановна Матвиенко. Кстати говоря, в первом туре ей выиграть не удалось тогда. Так вот, мы тогда собрали 75 тысяч подписей, это очень сложно, я не уверен, что мне удастся это повторить. Но я постараюсь это сделать, в течение июня, может быть, начала июля, когда это будет происходить, примерно 25 дней у меня будет на эту работу. И, честно говоря, сейчас главный ограничитель – собственно, их всегда два – это люди, и деньги. Как обычно в избирательных кампаниях.

А. Петровская― Да, вот хочется понять. Ну, люди – понятно…

М. Амосов― Особенно ничего не понятно. Я бы хотел в связи с этим сказать, что сегодня начал работать сайт, найти его можно, набрав в верхней строке в компьютере: amosov2019.ru

А. Петровская― Немножко политической рекламы сейчас.

М. Амосов― Ну а чем мы тут занимаемся? amosov2019.ru, V, естественно, как «victoria», а S – как доллар. Или amosov.sbp.ru. Если кто-то из наших слушателей захочет мне помочь, на что я очень рассчитываю, в сборе подписей, в первую очередь — пожалуйста: там есть кнопка, на которую можно нажать, оставить свои координаты, и мы с вами обязательно свяжемся, для того, чтобы вы участвовали в кампании по сбору подписей.

А. Петровская― Михаил Иванович, возвращаясь к муниципальному фильтру: есть такое мнение, что пустят только того, кто не страшен. Вы согласны с этой позицией, с таким мнением?

М. Амосов― Не знаю. Наверное, в какой-то степени об этом будут думать, но все равно же кого-то пустят.

А. Петровская― Того, кого пустят – у него шансы-то есть?

М. Амосов― Конечно. Мы же знаем, что в прошлом году перед такой же дилеммой стояли во Владимирской области, в Хабаровском крае, в Амурской области, в Хакасии. И там все это закончилось плохо для действующих глав, они проиграли выборы, выбрали других людей. Может быть, при этом какие-то другие люди не были допущены, я это допускаю.

А. Петровская― Для вас это не первый опыт, вы уже напомнили про 2003 год.

М. Амосов― Да, я в 2003 году был кандидатом в губернаторы. Это была сложная, тяжелая кампания.

А. Петровская― В 2014 вы не участвовали. Что изменилось?

М. Амосов― В 2014 году моя позиция состояла в том, чтобы поддержать Оксану Генриховну Дмитриеву. Я считаю, что это была правильная позиция, она была самый сильный кандидат, и идея состояла в том, чтобы получить сильного демократического кандидата. Считаю, что если была бы возможность сейчас зарегистрировать Дмитриеву…

А. Петровская― Но она же вроде планирует? Она тоже говорила, что планирует.

М. Амосов― Ну, посмотрим. Это был бы очень сильный кандидат. Мне кажется, что по опыту работы, по готовности к работе губернатором – я считаю себя готовым, и считаю, что Оксана Генриховна более чем готова.

А. Петровская― Михаил Иванович, вы готовы были бы отказаться сегодня от своих губернаторских амбиций в пользу Оксаны Генриховны, если она окончательно скажет: «Да, иду!». Хотя вроде как от нее такие заявления все-таки были.

М. Амосов― Я скажу, что если бы я понимал, что у нее есть перспективы регистрации…

А. Петровская― Ну а как? Такая же, как вы сказали. Как и у вас.

М. Амосов― Ей не надо подписи собирать, поэтому у нее даже лучше с этой точки зрения.

А. Петровская― Даже лучше ситуация, да.

М. Амосов― Вы знаете, мы сейчас забегаем слишком далеко. Я думаю, что 5 июня Законодательное собрание примет решение о назначении даты выборов, скорее всего, это будет именно в этот день. И в ближайшие дни после этого, в начале июня, мы узнаем, кто подаст заявление на участие – от партий, как самовыдвиженцы. Ну и дальше будем смотреть. Все возможно.

А. Петровская― То есть, возможно, что все еще поменяется, и вы откажетесь от губернаторских амбиций.

М. Амосов― Вы меня сильно не торопите, потому что я нахожусь в той фазе, когда об этом лучше вообще не думать. Потому что мне надо собирать 77 тысяч подписей. Не расслабляйте избирателей и возможных сторонников. А то может так получится, что ни Амосова, ни Дмитриевой, никого из демократического фланга не будет – и вот это будет совсем плохо.

А. Петровская― Вишневский, может быть, планирует. У них там праймериз, по-моему, в «Яблоке» сегодня. Если он будет определен, как кандидат, то Борис Лазаревич давно уже говорит, что он готов и хочет.

М. Амосов― Вы знаете, мы с Борисом давно сотрудничаем. В течение, наверное, лет семи, он был моим помощником, главным помощником, как депутата Законодательного собрания. Он талантливый журналист, очень ярко окрашенный, но я считаю, что 20 лет, которые я работаю депутатом Законодательного собрания, или Ленсовета сначала, 5 раз меня избирали – мне кажется, что у меня опыта больше с точки зрения возможностей предложить что-то городу и сточки зрения каких-то управленческих наработок, скажем. Да, он более яркий человек, чем я, но мне кажется, что здесь, с точки зрения управленческой стороны дела, я – более сильная фигура. Извините за нескромность, но в политике скромность не всегда важна.

А. Петровская― Хорошо. Еще такой момент: в отношении опросов. Не очень много социологии сегодня доступной, открытой по грядущим выборам в Петербурге. И вроде как были какие-то вопросы, в которых, по-моему, фигурировала и ваша фамилия. Не знаете , так – не так?

М. Амосов― Да, я знаю о двух опросах ВЦИОМа, где фигурировала, в том числе, моя фамилия. Результаты там, скажем так, обнадеживающие. Конечно, не такие, как у Беглова, но и у Беглова там не 50% — то, что я знаю по одному из опросов. По второму я не знаю, какой результат. Поэтому я считаю, что мы в самом начале избирательного процесса. Когда сформируется список кандидатов – начнется настоящая избирательная кампания. Но, во всех случаях, я настроен провести избирательную кампанию в течение июня-месяца. Предъявить городу свою избирательную программу, поговорить о городских проблемах, попробовать собрать вот эти 77 тысяч подписей, если удастся – то и муниципальные подписи. Может быть, на этом избирательная кампания моя и закончится – на вот этот июньском этапе. Но если удастся пройти дальше, я бы с большим энтузиазмом поучаствовал в кампании в течение июля, августа и начала сентября.

А. Петровская― Кстати, что касается финансирования кампании, учитывая, что вы идете самовыдвиженцем, это будет что – краудфандинг?

М. Амосов― Это сбор средств. Не скрою – я последние, наверное, несколько недель встречаюсь с разными людьми, которые могли бы пожертвовать какие-то суммы более-менее приличные. Есть отказы, есть согласия. Кроме того, я не исключаю, что когда это будет можно по закону – то есть в июне-месяце – может быть, мы организуем сбор пожертвований малыми дозами. Сейчас просто мне кажется делать это неправильно с точки зрения закона избирательного.

А. Петровская― Кстати, возвращаясь к этим опросам: а вообще почему решили вас в эти опросы включить? Вы понимаете, почему именно вас?

М. Амосов― Я не знаю.

А. Петровская― Не знаете, да? Потому что, как я понимаю, опросы эти были еще до того, как вы публично заявили об этом.

М. Амосов― Совершенно верно. Я могу сказать единственный момент – может быть, продолжая о моем сравнении с Вишневским, которое вас так интересует…

А. Петровская― Я уже все спросила и успокоилась.

М. Амосов― Я вам еще подброшу.

А. Петровская― Так, хорошо.

М. Амосов― Понимаете, есть некие стилистические различия. В том месте, где Борис Вишневский скажет, что это «наглая ложь», я скажу, что это «неточная информация».

А. Петровская― То есть вы мягче?

М. Амосов― Я гораздо мягче, да. И если говорить о публицистике – то, конечно, он на 100% прав, так и надо. Но если говорить о политике – нам же в политическом сообществе все равно всем вместе потом работать, понимаете?

А. Петровская― Но вам Навальный скажет: конформизм.

М. Амосов― Это не конформизм, это просто стиль, понимаете? Это не значит, что я менее принципиальный. Как раз, мне кажется, во многих вопросах я, наоборот, более принципиальный, чем многие мои коллеги по демократическому цеху. Я вам уже говорил, что не дружу с Вячеславом Серафимовичем Макаровым, например. А другие коллеги вроде как заигрывают с ним, дружат. Мне кажется, моя позиция более последовательная.

Но сейчас я не об этом. Я о том, что точно известно — поскольку я участвовал в бесчисленном количестве избирательных кампаний, даже трудно подсчитать — что я никогда не перехожу на личности. Никогда не начинаю кричать, что оппонент – вор, или еще что-нибудь такое. Я считаю, что это просто неправильно. И, может быть, вот эти обстоятельства — для тех, кто где-то там наверху принимает решения о том, кого пропускать, а кого нет — являются важными. Это моя догадка, я ни с кем это не обсуждал, но вот вам говорю.

А. Петровская― То есть, ни с кем не согласовывали свою кандидатуру?

М. Амосов― Абсолютно.

А. Петровская― Абсолютно самостоятельно?

М. Амосов― Да. Я считаю, что мне есть, что сказать городу, что ему предъявить. Я хотел бы принять участие в этой избирательной кампании, и прошу о поддержке. Еще раз: amosov2019.ru

А. Петровская― На этой политической рекламе мы сегодня заканчиваем «Особое мнение». Михаил Амосов, депутат ЗакСа, спасибо.